Производство жби

АРМИЯ ПРОВЕРЯЮЩИХ, КОНТРОЛИРУЮЩИХ, СОГЛАСУЮЩИХ ПО-ПРЕЖНЕМУ ПРИВОДИТ К ТОМУ,

ЧТО УВЕЛИЧИВАЮТСЯ СРОК, СТОИМОСТЬ СТРОИТЕЛЬСТВА

Почему это происходит? Беседа на эту тему корреспондента «СП» с

заместителем директора фирмы, заслуженным строителем Российской Федерации

Р. В. АМИРОВЫМ.

— Мы тоже начинали с небольшого, — говорит Риф Валеевич. — В 1989 году это

был строительный кооператив, в котором работали всего сорок человек.

Сегодня же только инженеров и техников в полтора раза больше, а всего в

фирме работают более пятисот человек. Мы имеем солидную

материально-техническую базу, значительный парк машин и механизмов, в фирме

свои асфальтобетонный завод, производство железобетонных конструкций и

столярных изделий, авторемонтный цех. И ко всему этому надо добавить — свои

магазины, кафе-рестораны, рынки и ряд других предприятий, которые

используются как помощники образования у фирмы собственных оборотных

средств, капитальных вложений в новостройки.

— Честно сказать, не слышал о таком сочетании «строительство жилья» и

«торговля в пищеблоке»…

— По старым понятиям это трудно представить. Но нынешние экономические

условия, на мой взгляд, разрешают любые сочетания, только бы они не

противоречили законам и не мешали одно другому. У нас получается именно

так. И я постараюсь это доказать. Не секрет, что многие крупные тресты

сегодня работают в долг, у них нет собственных оборотных средств, порой они

не могут своевременно выдать зарплату, не говоря уже о том, чтобы повысить

ее… Наши «подсобные» предприятия во многом решают эту проблему. Потому мы

держимся за них и стараемся развивать…

— Чем сегодня занимается «Прогресс»?

— В абсолютном большинстве сооружением жилья — сейчас в стадии

строительства находится 45 тыс. кв. метров, одновременно идет строительство

объектов социальной сферы. В Уфе мы сооружаем целый ряд многоэтажных жилых

зданий и комплексов. Многие из них уникальны. Это неудивительно — у нас нет

так называемых типовых проектов сооружаемых зданий, каждое из них строго

индивидуально по всем характеристикам. Потому проектирование сооружаемых

фирмой зданий ведется несколькими лучшими проектными организациями.

Конечно, для нас это сложнее, чем работа с одним постоянным проектным

институтом, зато мы имеем более широкое поле деятельности — в каждое здание

привносится что-то новое, необычное.

Это одна сторона дела. Другая — многообразие проектов вынуждает нас

применять самые различные материалы. Скажем, широко используются

металлопластиковые окна и двери, облицовка фасадов эффективным лицевым

кирпичом, применение ламинатного паркета, мансардных крыш, полипропиленовых

труб, керамо-гранитных плит и т. д.

— А все это обходится дорого, так ведь? Говорят, что у «Прогресса»

прекрасные квартиры, но далеко не всем по карману…

— Наверное, говорят правду, хотя здесь следует хорошо подумать. Не зря же

мудрецы уверяют: скупой платит дважды. То, что сделано фирмой, гарантирует

значительное снижение расходов граждан, приобретших жилье, в процессе его

эксплуатации. Но мы к этому вопросу еще вернемся. Я хотел бы поделиться

тем, как организован труд в нашей фирме. По-моему, он очень необычен…

— Интересно узнать подробнее.

— Организационно-правовая основа нашей работы держится на конкретной

практике сверху донизу. Оформив правовые документы на сооружение

конкретного объекта, мы утверждаем проектно-сметную документацию и передаем

ее реализацию нанятому по контракту производителю работ. Также по контракту

нанимаются бригады. строителей и монтажников, других необходимых

специалистов. Как правило, это люди, хорошо известные в коллективе,

работающие здесь много лет. В контракте оговариваются все вопросы,

связанные с качеством производства работ, их стоимостью, временем

исполнения, а также условия труда бригад, их заработка, питания,

транспортировки на работу и на отдых, лечения в случае надобности. Ничего

не остается вне договора-контракта, имея его на руках, люди начинают

непосредственную работу. Ведется она в две-три смены по совмещенному

графику. Как только бригады кладочников поднимутся на уровень трех-четырех

этажей здания, на первых начинаются штукатурные, сантехнические,

электротехнические работы, устройство полов, дверей и окон.

Отступлений от этого порядка не допускается. Такой принцип работы позволяет

за зиму подготовить проект, строительные материалы, механизмы, в марте

начать общестроительные работы, а в ноябре их завершить… Затем

окончательный расчет и новый контракт.

— А финансовое обеспечение?

— Я не зря говорил о «подсобных» предприятиях. Финансирование строительства

жилья начинается за счет собственных оборотных средств, заработанных нами

же, или, в крайнем случае, за счет краткосрочных кредитов банка. Еще один

момент: когда кладка здания достигла пятого этажа, начинается реализация

будущих квартир населению или организациям, в качестве платежей принимаются

старые квартиры, стройматериалы, оборудование, машины, продовольственные и

непродовольственные товары, векселя и, разумеется, денежные средства. Всей

этой работой занимается созданное в фирме специальное подразделение

«Прогресс-риэлтор».

— Как все складно получается. Тем более, что у вас сложились и добрые

отношения с местными властями, вас поддерживают, приводят в пример

другим… Можно только радоваться и по-хорошему завидовать.

— Не скажите. Вопрос об отношении строительных организаций с местными

властями сейчас далеко не простой. Это объективный процесс, вызванный

сложной обстановкой в социальном плане. Волей-неволей возникают

многочисленные сложности во взаимоотношениях между заказчиками и

подрядчиками, с одной стороны, и между властными структурами и всеми

участниками строительства — с другой. В былые времена конфликтная ситуация

возникала из-за нехватки материала, людей, механизмов. Сегодня все это есть

в избытке — были бы деньги.

Но круто изменилось отношение к строителям. Они как бы оказались крайними,

с них требуют буквально все, а денег на это нет. Как же быть властным

органам в такой ситуации? Надо, убежден, оградить строителей от любых

попыток заставить их нести непроизводительные расходы. Это сбережет

огромные средства, которые пойдут на удешевление возводимых объектов,

прежде всего жилья.

Говоря о властных структурах, я имею в виду не руководителей местных

администраций, а многочисленные организации, которые находятся между этими

администрациями и строителями.

— Кого вы имеете в виду?

— Сейчас в строительстве существует более сорока различных контролирующих

организаций, наделенных функциями «запретить», «приостановить»,

«оштрафовать», «не выпустить на линию» и т. д., и т. п. Сами же эти

организации никем не контролируются, не управляются и потому творят, что им

заблагорассудится. Этот произвол (не могу назвать иначе) приводит к тому,

что за время строительства любого дома, а оно длится около года, проверка

происходит чуть ли не ежедневно то одной, то другой организацией с

выписыванием запретительного или штрафующего вердикта. Кто бы посчитал,

сколько времени теряется на «встречи и проводы» проверяющих, кто бы

сопоставил затраты, понесенные в результате остановок строительного

процесса с той «пользой», которую зачастую приносит отвлечение

специалистов-строителей на подготовку никому не нужных «объяснительных

бумаг»?!

А что делается в процессе подготовки площадок под застройку?! Для этого

надо заполучить согласие пятнадцати (!) организаций города, каждая из

которых выдвигает свои условия, обязательно приводящие к удорожанию

строительства. Эта унижающая процедура тянется в среднем около года, а

иногда дольше и заканчивается благополучно лишь в том случае, если они

передадут безвозмездно до 20 процентов построенного жилья «заинтересованным

организациям».

Но и это еще не все. При получении технических условий на водо-, тепло-,

газо- и электроснабжение соответствующие службы на местах не примут

положительного решения до тех пор, пока застройщик не согласится за свой

счет построить и передать им на баланс, опять же безвозмездно, значительные

участки общегородских коммуникаций, насосных, трансформаторных пунктов и

подобных им сооружений. Считается, если эти затраты займут 20-25 процентов

сметной стоимости объекта, то это нормально.

— Можно ли на примере хотя бы одного строящегося здания показать, чего это

стоит в натуре?

— Пожалуйста. В текущем году наша фирма построила жилой дом в микрорайоне

«Радио» города Уфы. Стоимость строительства обошлась в 33 млн. рублей, из

них 8,5 млн. рублей, или 25 процентов, затрачено на выполнение технических

условий. И наконец, проектирование. Согласование проектов происходит с

тридцатью различными организациями и службами. Каждая просит как минимум

две недели. Потом требуется два-три месяца на устранение замечаний, в

большинстве случаев самых незначительных. Короче, все эти издержки приводят

к увеличению сроков строительства и вдвое повышают его стоимость.

Результат? В конечном счете за все это расплачивается покупатель квартиры.

— Довольно печальный получается рассказ. Но ведь все это можно привести в

порядок местными властными органами. Неужели не хватает сил?

— Беда в том, что у нас достаточно законодательных и властных структур, но

если сказать честно, по-настоящему ни одна не берется за устранение того

беспредела, о котором я говорю. Поэтому строители и остаются один на один с

массой проблем. Обстоятельства толкают подрядчиков на удорожание

строительства, а потенциальные покупатели не видят, почему это происходит.

Но такая «близорукость» не может долго продолжаться. Спрос на дорогостоящее

жилье постепенно уменьшается, а иного предложения у строителей пока нет. На

мой взгляд, нужна эффективная работа местных административных органов по

расчистке «завалов», которые образовались в результате чрезмерного

раздувания многочисленных контролирующих чиновничьих учреждений. Власть,

действующая в интересах населения, обязана делать все для того, чтобы дать

строителям работать в меру своих сил с наименьшими затратами, что позволит

удешевлять стоимость жилья.

Может сложиться мнение, что я увожу от критики строителей. Ничего

подобного, я сосредоточил внимание на проблеме, которая с каждым днем

становится все острее и больнее — проблеме контроля. Он должен быть, но не

таким гипертрофированным, каким является сейчас. И позаботиться об этом

должны местные руководящие организации.

— Спасибо, Риф Валеевич, за откровение.

Комментарии запрещены.

Gallery
2012-03-07_13-52-54_811 20120304-051 20120519-004 20120519-030
Прочность бетона.
Прочность бетона очень высока, в особенности, при сжатии. Если сделать куб из бетона со стороной 10 см, то он сможет выдержать нагрузки от 20 до 40 тонн. Современные бетоны еще более прочные. Они выдерживают нагрузку от 500 до 600 килограмм на сантиметр своего объема. При растяжении прочность бетона значительно меньше. Этим бетон отличается от прочных материалов, таких, как сталь, прочность которой при растяжении примерно равна прочности при сжатии. Позже, при изобретении железобетона, этот недостаток исчез. Теперь бетон стал эффективен как при сжатии, так и при растяжении. Сейчас он очень активно применяется в строительстве различных сооружений. Помимо прочности, он обладает такими свойствами, как стойкость к воздуху, огню и воде. Бетон также приобрел некоторые свойства стали, такие как упругость и прочность при растяжении. Там, где предполагается растяжение, в железобетонные конструкции устанавливают стержни из стали. Они и берут на себя основную нагрузку при растяжении. Железобетон широко распространен в таких областях строительства, как строительство мостов и плотин, полос аэродрома, резервуаров, фабрик и жилых домов. Сейчас бетон без использования стали (арматуры) применяется очень редко.